Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица — история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Великая Отечественная Война – эта война пронизана как большим количеством героических поступков, так и большим количеством мерзкого предательства. Некоторые получили по заслугам за свои деяния, некоторые уклонились различными способами от правосудия, некоторые понесли наказание спустя годы и десятилетия.

Речь далее пойдет об женщине, которая служила фашистам, которая безжалостно расстреливала наших с Вами соотечественников, число коих достигло 1500 человек, которая скрывалась от заслуженного наказания более трех десятков лет. Прозвище этого человека Тонька-пулеметчица.

Парфенова Антонина Макаровна, по ошибке ставшая Макаровой, дата рождения которой указывается разная в разных источниках, но примерно 1920 год, в Смоленской губернии.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Когда девочка отправилась в первый класс сельской школы, ей пришлось сменить фамилию — учительница перепутала ее с отчеством, и потому во всех дальнейших документах, включая паспорт и комсомольский билет, она значилась как Антонина Макарова.

Окончив школу, Тоня мечтала стать врачом. В 1941 году она отправилась добровольцем на фронт, вдохновившись популярным в то время образом Анки-пулеметчицы из кинофильма “Чапаев”.

Войну скромная и застенчивая девушка встретила в качестве санитарки. Она чудом выжила во время печально известной Вяземской операции 1941 года, закончившейся поражением Красной армии и окружением ее частей.

После разгрома своей части Тоня скиталась по лесам, пока не была схвачена немцами. Однако вскоре ей вместе с солдатом по имени Николай Федчук вместе бежали из плена.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Желая выжить, Тоня предложила себя красноармейцу в качестве “походной жены”, и Федчук от этой идеи не отказался. В январе 1942 года скитальцам удалось выйти к селу Красный Колодец, где Федчука ожидали жена и дети. Вернувшись домой, дезертир бросил попутчицу на произвол судьбы.

“Стыдно мне перед ними не было”

Некоторые психологи-криминалисты уверены, что дальнейшие действия героини были следствием психотравмы от пережитых ужасов “Вяземского котла” и удара после разрыва отношений с Федчуком.

Девушка продолжила скитаться по селам и деревням, оказавшись в итоге в районе Локотской республики — самоуправления на оккупированной нацистами территории.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Желая хорошо себя зарекомендовать и выжить, Тоня согласилась участвовать в расстреле партизан и членов их семей, включая детей и женщин. Немцам об этих людей “не хотелось марать руки”, потому идея назначить палачом советскую девушку показалась им блестящей.

Антонине выдали пулемет “Максим”, назначив за каждый расстрел оклад в 30 марок. Для осуществления первой “казни” ей пришлось принять изрядную дозу спирта, но задача была ею выполнена. Последующие расправы проходили уже хладнокровно — без алкоголя.

Позднее на допросах Тонька-пулеметчица рассказывала, что не испытывала никакого стыда перед людьми, которых приходилось расстреливать, ведь они были ей совершенно незнакомы.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Своих жертв палачиха предпочитала добивать:

“Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кое-кто еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился”.

Случались у Тоньки особо “насыщенные” дни, на которые приходилось совершать аж по три массовых расстрела. Всего, по официальным данным, коллаборационистка казнила 1500 человек, из которых удалось опознать лишь 168.

“Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемет. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все”.

Теперь она была как никогда близка к любимому образу Анки-пулеметчицы, но Анка убивала врагов, а Тонька — женщин и детей.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Несмотря на кровожадную должность, Антонине удалось сохранить в себе женское начало. После каждого расстрела она собирала с мертвых понравившуюся одежду и прочие вещи. “Чего добру пропадать?”, — рассуждала она. Тоньку ужасно расстраивало, что после казни на хороших вещах оставались следы крови и пуль.

Напряжение от тяжелой работы Тонька снимала, развлекаясь и выпивая вместе с немцами в местном музыкальном клубе.

Не преступница, а героиня войны

Все изменилось летом 1943 года, когда Макарова была откомандирована в немецкий госпиталь на лечение от целой “коллекции” венерических болезней, которые успела нахватать в Локотской республике.

Этот неприятный, казалось бы, факт помог ей избежать возмездия со стороны Красной Армии, освободившей Локоть к началу осени.

Существует версия, согласно которой в госпитале Тонька закрутила роман с поваром, который тайком вывез ее на Украину, а затем в Польшу, где его самого ждала гибель, а Тоньку — отправка в концлагерь в Кенигсберге.

Можно подумать, удача отвернулась от вражеской пособницы. Но в 1945 году лагерь освободили советские войска, а Тонька при помощи краденых фальшивых документов выдала себя за санитарку.

Антонине удалось устроиться на службу в военный госпиталь, где в нее влюбился раненый солдат, настоящий герой войны Виктор Гинзбург. Молодые люди расписались, женщина взяла фамилию мужа, а после войны Виктор увез ее в белорусский город Лепель.

Тонька родила двух дочерей, работала на швейной фабрике, приходила в местные школы и рассказывала небылицы о своем героическом прошлом.

Коллеги вспоминали, что на гулянках она практически не притрагивалась к алкоголю — видимо, боялась, что может захмелеть и взболтнуть лишнего.

Чужая среди своих: Тонька-пулеметчица - история предательства, которое раскрылось спустя 30 лет!

Виновница чудовищных расправ так и продолжила бы вести жизнь простой советской работающей женщины, но наказание все же нашло ее спустя 30 лет.

С новым именем и местом жительства отыскать бывшую женщину-палача было практически невозможно, а охота на карательницу началась практически сразу после падения Локотской республики. Даже оплошность учительницы, изменившей девочке фамилию на отчество, помогла Тоньке укрыться от правосудия.

След всплыл в 1976 году, когда некий гражданин, проживающий в Тюмени, в анкете для выезда за границу среди прочих Парфеновых указал в качестве сестры Антонину Макарову, по мужу Гинзбург.

“Для меня это была просто работа”

Сотрудники КГБ проверяли женщину со всех сторон: в Лепель тайком засылали выживших свидетелей и ее бывших подельников. Когда те подтвердили, что порядочная и скромная Антонина Гинзбург и есть жестокая прислужница нацистов, женщину арестовали.

При аресте она вела себя спокойно, будучи уверенной, что из-за давности событий и возраста ей не дадут больше трех лет лагерей.

На допросе Тонька демонстрировала хладнокровие, пояснив, что не испытывает никакого чувства вины.

“Так жизнь сложилась, — скажет она на допросе. — Для меня это была просто работа”.

Супруг Антонины, поначалу не знавший причины ареста жены, бегал по инстанциям, писал письма Леониду Брежневу и даже в ООН. Когда следователи рассказали Виктору Гинзбургу о прежних деяниях жены, он вместе с дочерьми навсегда покинул Лепель, скрывшись в неизвестном направлении.

 

11 августа 1979 года Антонину Макарову ждала высшая мера наказания — смертная казнь.

Будьте интересными вместе с Я и мир!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.